Единственное украшенье — Ветка цветов мукугэ в волосах. Голый крестьянский мальчик. Мацуо Басё. XVI век
Литература
Живопись Скульптура
Фотография
главная
Для чтения в полноэкранном режиме необходимо разрешить JavaScript
ПОСЛЕДНИЙ РАЗ

Мы встретились с ней и ее подругой, одна она побоялась со мной встречаться.
Гуляли по дворам, говорили. Подруга все пыталась заглянуть под мои солнцезащитные очки, посмотреть в глаза, но я их не снимал.
У них с Андреем начался серьёзный разлад. И она, как утопающий, хватающийся за соломинку, встретилась со мной.
- Ты обещал меня убить. - Как бы, между прочим, сказала она.
- И убью, но еще очень нескоро. Я подожду, когда ты выйдешь замуж, родишь ребенка, он подрастет. И тогда я заберу тебя и его к себе. Я буду очень долго его резать на твоих глазах. Не один день, а когда я с ним закончу, я возьму скальпель и сделаю небольшое исправление в тебе, чтоб у тебя больше никогда не было детей. А потом я тебя отпущу, и ты будешь жить долго и очень несчастливо. Но после меня ты уже будешь мертва. Это единственный способ наказать тебя за то, что ты наделала.
Она побледнела.
- Я же не знала …
- Я принял тебя, я помогал тебе, я все тебе объяснил. Ты из-за своей похоти разрушила мою жизнь, его и соответственно свою. Как ты говорила: «Я сделаю все, чтоб Андрей был счастлив», – сделала. Тебе нужно было просто подождать и все бы наладилось, он бы вошел в учебный процесс, ваши встречи снова бы возобновились. Ты же вместо этого начала, по-партизански, с помощью его мамы и бабушки нас разводить. Ему капать на мозги. Ездить по ушам его маме, о том, что мои с ним отношения абсолютно бесполезны и вредны. У тебя получилось. И что в итоге? Я так понимаю, вы с ним расстались?
- Нет, просто он начал меня сторониться.
- Понятно.
- А мне совсем ничего не понятно. Может, объяснишь!
- Ты так и не поняла. Я же всегда говорил тебе правду. Ты думаешь, я не знал о ваших встречах за моей спиной, смешно. Помнишь наш последний разговор? Я на прямую тебе сказал. Хочешь, чтоб у вас с Андреем все было хорошо, пойми он мой, и я совсем не против ваших отношений. Прекращай заниматься фигней, дай ему нормально начать учебу, потерпи и все образуется. Если Андрей перестанет быть моим, он и твоим не будет.
И я тогда сказал тебе чистую правду. А ты нас развела. Теперь он не мой. Это не тот Андрей, с которым ты встретилась и в которого влюбилась - он совершенно другой человек. А другой Андрей найдет себе другую девушку – так понятно!?
- Он, правда, очень сильно изменился, ходит в какой-то дебильной форме, не стрижётся. Я боюсь за него.
- Поздно метаться. Ты уже все сделала, что смогла.
-  Я приведу его к тебе, устрою вам встречу.
- Это ничего не изменит, и я тебя не прощу.
- Я знаю, но это я для него делаю.

***

Прошло чуть меньше месяца, и она позвонила.
- Если хочешь поговорить с Андреем, мы на елке.
- Буду через полчаса. - сказал я и повесил трубку.
Быстро оделся, открыл дверь. Раздумал, закрыл ее и перешагнул прямо за елку. Не спеша обошел её, они стояли чуть дальше, всматривались в проходящих по парку людей, выискивая среди них меня. Я стоял у них за спиной. Подошел к скамейке, сел и стал наблюдать.
Я сидел справа от них, метрах в трех. И был прекрасно им виден, но они высматривали меня там, среди подходящих к ним по парку фигур.
- Вот он, наверно, - сказал Андрей, всматриваясь в фигуру, которая появилась в конце парка, направляясь в их сторону.
Я знал, что они меня не заметят, просто, когда я не хочу, могу сделать так, что меня не замечают. Но с Андреем я этот трюк провёл впервые - сегодня. Я смотрел на него, действительно, какая-то наглаженная солдатская форма рядового, что-то типа ХБ. Не стриженный, с длинными патлами. Этот парень совсем не напоминал мне моего мальчика, которого я знал, растил, любил больше десяти лет.

***

А встретил его давно, очень давно, семилетним избалованным распиздяем. Я его выбрал, влюбил в себя его маму, и мы стали жить. Вначале у них, потом у меня.
Я любил его и считал своим сыном и наследником, всему его обучал. И с десяти лет он стал моим любовником. Мама все знала, не видела, но знала. Вначале молчала, но чем больше у нас было с ним, тем хуже в плане секса с ней. В итоге мы разбежались, и она с ним уехала обратно к себе. В другой район города. Но не уволилась с работы в нашем районе, видимо, лелея планы, что все образуется, и она сможет вернуться – бабы-дуры. И он остался учиться в школе неподалеку от моего дома. Оно и понятно, школа элитная.
И он, не скрывая, ежедневно после школы шел ко мне.
- Зачем ты к нему ходишь? - спрашивала она. - Он тебе никто.
- Это вы с ним разошлись, а мы нет, - отвечал он.
Он приходил, обедал, мы с ним занималась сексом, делали уроки и играли на компе. А когда он уходил, я начинал его ждать по-Булгаковски - с момента, когда за ним закроется дверь.
Я доверял ему как себе, он был частью меня, а в нем всегда была моя часть. Я всегда знал и чувствовал, что с ним. Я оберегал его и лелеял, и, не раздумывая, выгрыз бы любому за него глотку. Он это знал. И знал, может единственный из всех в этой жизни, насколько я не такой как все. И все мне прощал, и любил, так как мог, не за что, а просто любил меня.
Я всегда был свободен для него и всегда был рядом, когда ему был нужен. Ему не нужно было ждать, когда я приду с работы или, когда у меня появиться свободное время. Он приходил, и я уже был там, всегда. Я изменил всю свою жизнь для него, подстроил ее под него.
Время шло, мальчик подрос, я знал, что наши отношения не будут вечными и стал готовить его к нормальной, меж половой жизни. Научил, как влюблять в себя девушек, как их разводить на секс и как правильно с ними заканчивать. Парень у меня был красивый, умный и с этим у него никаких проблем не возникало.
Его маме пожаловались, что он на перемене сидит и целуется с одноклассницей у всех на виду. И она попросила меня поговорить с ним на эту тему. Откуда ей было знать, что это сделано было специально для нее, чтоб она наконец успокоилась и перестала вставлять палки в колеса наших с ним отношений. А она и правда немного успокоилась после этого случая и престала так рьяно посылать его в каникулы, куда угодно, только подальше от меня.

Первый звонок был зимою, в год его выпуска из школы. Мне приснился сон, он уходил, не оборачиваясь, я звал его, а он уходил. Я проснулся и понял, что мы расстанемся в этом году.
Потом ОНИ показали мне его будущее. Помню, я нажрался в усрачку после этого. Совсем не то я для него планировал. Карма, мать ее. Есть вещи, которые не изменить, как не старайся!

***

Они стояли и высматривали меня уже минут сорок.
- Да пошел он! - сказал Андрей, - сколько его еще ждать!?
Я убрал пелену с их глаз.
- Вот он! - первым заметила меня она.
Они подошли, встали напротив меня.
- Садись, - предложил я ему.
- Нет, я постою.
- Ну, тогда и я встану.
Я встал, между нами было полметра, он отскочил, как ошпаренный и встал в полутора метрах напротив меня.
- Ты хотел меня видеть? - сказал он мне.
- Да, хотелось поговорить.
- О чем нам разговаривать с тобой!?  Все уже закончено, ты мне больше не нужен, я не хочу тебя видеть.
Он говорил, и я заметил, что он близок к истерике.
Она отошла от нас на несколько шагов.
- Успокойся, я просто хочу поговорить, ты все время скрывался от меня всеми мысленными и немыслимыми способами.
- Я не хочу тебя видеть и разговаривать с тобой, все закончено. Ты меня больше никогда не увидишь! - сказал он, развернулся и пошел прочь.
- Андрей подожди, поговорите, - она пыталась его остановить.
- Андрей, Андрей, Андрей, - звал я, но он, не останавливаясь, уходил все дальше.
Вот и сбылся сон…
Я шел по парку, был солнечный летний день, вокруг отдыхали семьи с детьми. Дети смеялись и бегали по траве, ловили солнечных зайчиков, рассматривали разнообразных насекомых, а родители смотрели на них с искрой умиротворённого жизненного счастья в глазах.
Хорошо идти в летний день по парку с солнцезащитными очками. Ты плачешь, а слезы окружающим не видны.

 

©IRBIS, 20.10.2019

© COPYRIGHT 2019 ALL RIGHT RESERVED BL-LIT

 

гостевая
ссылки
обратная связь
блог