Единственное украшенье — Ветка цветов мукугэ в волосах. Голый крестьянский мальчик. Мацуо Басё. XVI век
Литература
Живопись Скульптура
Фотография
главная
Для чтения в полноэкранном режиме необходимо разрешить JavaScript
SEXUAL EXPERIENCE BETWEEN MEN AND BOYS:
Exploring the Pederast Underground
СЕКСУАЛЬНЫЙ ОПЫТ МЕЖДУ МУЖЧИНАМИ И МАЛЬЧИКАМИ: ИССЛЕДОВАНИЕ ПОДПОЛЬЯ ПЕДЕРАСТОВ
 

С любовью и признательностью моей жене за всю корректуру,
а также моим трем детям за их терпение
и многим анонимным людям на пяти континентах,
которые сделали все возможное, чтобы это исследование увидело свет.

СОДЕРЖАНИЕ

Вступление
1. Определение сложности проблемы
2. Круги, субкультуры и подполье
3. Лестница вниз
4. Почему они это делают?
5. Поддержка от подростковой культуры
6. Ответ подросткам: история педагога
7. Использование истории
8. Влияние прошлого: история аристократа
9. Влияние других культур
10. Опыт в другой культуре: история нобелевского лауреата
11. Согласие мальчиков
12. Ответ на осуждение общества
13. Влияние совести: мораль и религия
14. Идентичность и самопонимание
15. Есть ли решение?
Заметки
Определения
Список используемой литературы
Индекс

ВВЕДЕНИЕ

В течение пятнадцати лет я изучал подполья разного рода - религиозные, криминальные, сексуальные, политические - их множество. Прокладывая свой путь через границы и принимая полуночные поездки на джипах в горные укрытия, чтобы поговорить с партизанами - подобное намекает на приключения, удовлетворение любопытства, даже на попытку взбудоражить себя, но одновременно затрагивает важные вопросы. Сегодняшнее подполье может всплыть как контркультура завтрашнего дня или даже стать почвой для взрывной революции. Подполье может оказывать глубокое влияние даже до того, как оно всплывает на поверхность, как, например, влияние молодежной наркотической субкультуры на музыку, искусство и литературу. Недостаточно исследовать поведение одного наркомана или одного полового девианта отдельно от поддерживающей их субкультуры, формирующей их отношения и поведение. С моральной точки зрения каждый человек должен взять на себя ответственность за последствия своих действий, но для изменения морального поведения необходимо понимание систем поддержки, объединяющих психологические и культурные факторы.

Такие подполья, как наркотическая субкультура или сообщество педерастов, представляют собой ассоциации изгоев, наличие которых частично объясняется неспособностью сложившегося общества помочь молодежи справиться с определенными базовыми потребностями. Многие люди загнаны в то или иное подполье в результате того, что они считают репрессивными, непоследовательными и иррациональными законами и социальным давлением. В это десятилетие [1970-е] всплеск гомосексуального подполья стал контркультурой, хотя многие геи все еще находятся «в шкафу», как и большинство педерастов. Существуют и другие сексуальные подполья - группы сексуальной свободы, клубы по обмену женами и т. д. - но ни одно из них не окружает такой заговор молчания, и ни одно не представляет такой большой потенциал для трагедий, как то, что будет описано далее.

На моем столе лежат газетные вырезки, в которых рассказывается об арестах педерастов за сексуальные заигрывания с мальчиками: двух сенаторов штата с мальчиком-пажом [добровольный юный помощник в гос. учреждениях США]; полицейского с ребенком, которого он арестовал; учителя младших классов средней школы, священнослужителя, предводителя скаутов, работника клуба для мальчиков, врача, социального работника, спортивного тренера, психолога-реформатора, приемного отца, репортера газеты, школьного психиатра, адвоката, профессора университета, сотрудника YMCA [от англ. Young Men’s Christian Association - «Юношеская христианская ассоциация», молодёжная волонтерская организация. Стала известна благодаря организации детских лагерей. Основана в Лондоне в 1844 году Джорджем Вильямсом (1821—1905), насчитывает около 45 млн участников в более чем 130 странах мира], кинорежиссера, бизнесмена, телезвезду, сотрудника службы пробации среди молодежи и многих, многих других - горожан и селян, богатых и бедных, пожилых и молодых, образованных и безграмотных. Их аресты представляют собой всплытия из подполья, которое намного больше, чем принято считать, но о котором очень мало известно.

Широкая публика, похоже, предпочитает ничего не знать о подобном сексуальном опыте, имеющим место между мужчиной и мальчиком даже в тех районах, где карта арестов показывает по одному такому преступлению почти в каждом квартале. И на каждый арест может быть сто, а может быть, и тысяча других инцидентов, которые остаются неизвестными и безнаказанными. Социологам доступны лишь ограниченные данные об этом подполье, поэтому их теории и предложения совершенно недостаточны для предотвращения трагедий, вызванных этими арестами. Даже терминология запутана, что иллюстрируется использованием термина pederast для обозначения диаметрально противоположных вещей. Например, Бастин (1970) использует этот термин для обозначения сексуальных игр между женщинами и девочками; Катчадурян (1972) - для анального секса с ребенком; Клеммер (1958) - для анального секса между взрослыми; Дориан (1965) - для вида проституции, обслуживающий «элиты общества». Андре Жид (1965) описал себя как педераста - «человека, который любит мальчиков». В этой книге упоминается, что такой же греческий корень встречается в словах педиатр и педагог, а термин «педераст» используется для обозначения мужчины старше восемнадцати лет, которого эротически привлекают мальчики в возрасте от полового созревания до шестнадцати лет, а педерастия определяется как любой сексуальный опыт или влечение между мужчиной старше восемнадцати лет и мальчиком в возрасте от двенадцати до шестнадцати лет. Эти типажи или подобное поведение проявляются как незначительные эпизоды во многих романах [Тейлор (Taylor, 1975) утверждает, что в автобиографических романах присутствуют надежные социологические данные о педерастии], изданных за последние десять лет, а также в фильмах, балете, опере, поэзии, биографиях и автобиографиях, а также в юридических и психиатрических делах, других научных исследованиях и в газетах.

Тем не менее, законодателям, моралистам, родителям, преподавателям и ученым не хватает адекватно подтвержденных данных об опыте педерастов, в результате чего их взгляды по-прежнему в значительной степени формируются на основе преднаучной теории. Обзор [Bernard (1974)] существующих исследований педерастии показал, что ученые склонны обосновывать свои мнения о педерастии, цитируя более ранние работы, которые не были основаны на адекватном эмпирическом исследовании. Также отмечено, что даже самые лучшие ученые часто являются родителями, и по этой и иным причинам они менее объективны, чем должны быть, имея дело с сексуальным табу. Когда речь заходит об их детях, люди склонны интересоваться тем, как «должно быть», а не тем, как «есть на самом деле»; ученые также считают, что людям трудно объективно относиться к пугающим и неоднозначным вопросам, возникающим при исследование педерастии. Легко игнорировать подобные вопросы и позволить людям продолжать гнить в подполье или обсуждать их безлично при помощи диаграмм и статистики, словно речь идёт не о людях, а о крысах или морских свинках. Это нежелание исследовать подземелье педерастов привело к тому, что его заселили «безликие, сбивающие с толку незнакомцы» [Linda Wolfe, New York Times Book Review (Jan. 19, 1975), описывает, как подобный язык с безликими незнакомцами используется в книгах, посвящённых сексуальным проблемам.], и именно такой способ мы встречаем при описании разного рода сексуальных преступников в газетах и ​​тематических исследованиях.

Поэтому, вместо того чтобы начинать с гипотез и доказательств, вместо того чтобы классифицировать людей и маркировать их, здесь делается попытка познакомить читателя с некоторыми людьми - взрослыми и подростками - которые озадачены своими сексуальными желаниями и поведением. Мы с состраданием отыщем уникальность каждого человека, позволяя свидетельствам выявить его человеческий облик, и вернём индивидуальность лицам, которые обычно воспринимаются как стереотипы или обобщения.

Педерастия заслуживает серьезного отношения по нескольким причинам. Во-первых, потому что есть основания полагать, что каждый восьмой мужчина имеет, по крайней мере, какие-либо педерастические наклонности, и что число нормальных гетеросексуальных мужчин и мальчиков, которые занимаются таким сексом, время от времени увеличивается. Например, исследование, представленное Юридическому психиатрическому обществу в Амстердаме, показало, что в Голландии ежегодно происходит более миллиона таких незаконных инцидентов. Существующая статистика довольно неточна и часто путается с числом геев-гомосексуалистов. Почти все мужчины имели подобный девиантный сексуальный опыт в фантазиях. Общество, часто улыбающееся дискомфорту мальчика, когда взрослый рассказывает грязную шутку, или которое зачастую считает, что нормой для мальчиков подросткового возраста становиться жертвами сексуальных дразнилок и игр, не всегда ясно дает понять это в законах или где-нибудь ещё, в какой момент такое поддразнивание перерастает в незаконное растление несовершеннолетнего. Действительно, то, что допускается или даже поощряется в одном социальном классе или в одном районе, может быть табу и причиной вызова полиции в другом. В мире, который становится все более плюралистичным, должным образом не отмечено воздействие и влияние одного класса или общества на другое. Американские туристы и иностранные военные или бизнесмены в других странах зачастую подвергаются соблазнам - разного рода сексуальным играм, которые приемлемы или терпимы в обществах этих стран. Когда они возвращаются домой, мужчины с девиантным сексуальным опытом за границей могут нуждаться в совете и руководстве, прежде чем у них появятся трудности с законом, поскольку в западном обществе растет число меньшинств, ищущих секс в любой форме исключительно ради развлечения, считая подобное приятным и захватывающим. Таким образом секс все больше и больше отделяется от деторождения.

Вторая причина исследования педерастии заключается в том, что многие мужчины попадают туда случайно, не намереваясь нарушать закон. Исследование таких преступников в тюрьме показало, что многие подобные мужчины оказались связанными с организациями мальчиков благодаря альтруизму и «были поражены, осознав, что их любовь и интерес приобрели сексуальный подтекст» [Gebhard (1967), p. 229]. Это может стать сокрушительным ударом для человека, который никогда не был обуреваем любыми гомосексуальными желаниями или искушениями, кто счастливо женат и имеет детей - как это показано в романе Томаса Манна «Смерть в Венеции». В этом романе человек погибает в результате внезапного, неожиданного увлечения мальчиком, которого он видит на пляже, хотя он даже не заговаривает с этим мальчиком. Психиатр, изучавший такие случаи, называет роман «мифом о всеобщей действительности» и предупреждает, что любой человек может испытать подобный травмирующий опыт, потому что общество устранило традиционные ритуалы для сбрасывания педерастических импульсов [Vanggaard (1972), см. главу 18] и пытаться подавить такие наклонности, опасно затрудняя гуманное управление этим явлением. Психиатр указывает, что античные греки признавали педерастические искушения всех людей; они выдвигали такие желания на поверхность и стремились перенаправить эти импульсы в конструктивные каналы. Человеку, осознающему такую ​​слабость и искушение, можно помочь, чтобы он справиться с ними. Действительно, этот психиатр говорит, что открытое признание искушения «может быть признаком особой психической силы», тогда как репрессии могут привести к неврозам, психическим заболеваниям и эмоциональной гомофобии - ярости, которую испытывают многие мужчины, когда читают о таких сексуальных преступлениях в газетах - это мешает обществу помогать человеку, который непреднамеренно попадает в такую ​​катастрофическую ситуацию. Одна из целей этой книги - найти ответ на вопрос, который часто задают друзья и семья: «Как и почему такой хороший человек оказался связан с незаконными сексуальными отношениями?»

Третья цель этого исследования - предоставить факты для оценки мнений тех, кто выступает за отмену законов против сексуальной активности подростков в период полового созревания. Кто защищает сексуальные права подростков? Не гомосексуальные организации, которые по большей части призывают к принятию более строгих законов против половых контактов между мужчинами и мальчиками, отчасти из-за того, чтобы защитить себя от обвинений, что гомосексуалисты соблазняют и развращают молодежь. Сами подростки своим поведением все чаще отстаивают свое право на сексуальное наслаждение и самоопределение [см. Goodman (1966), Sorensen (1973), Duvert (1974).]. Оказывается, поддержка в смягчении законов о сексе с более низким «возрастом согласия» происходит, например, в Голландии, где педерастия более открыто изучалась и обсуждалась. Ассоциация нидерландского секретариата по вопросам благополучия детей, связанная с судами, предложила декриминализацию сексуальных контактов между мужчинами и мальчиками старше четырнадцати лет, как это принято в таких странах, как Япония. Две ассоциации голландских психоаналитиков предположили, что возраст согласия - который ныне в Нидерландах определён в 16 лет - должен быть снижен до 13. Национальный совет молодых католиков Голландии предлагает отменить уголовную ответственность за все сексуальные отношения между взрослыми и мальчиками старше четырнадцати лет при условии, что не будет никакого наказания в любом случае, когда согласившийся мальчик достиг половой зрелости. Ассоциация молодежи Нидерландов считает, что возраст согласия должен составлять двенадцать лет. Национальная ассоциация адвокатов Голландии, к которой должны принадлежать все адвокаты страны, призвала отменить все законы о сексе, касающиеся детей, за исключением половой жизни с девочкой в ​​возрасте до двенадцати лет на том основании, что полицейские расследования и судебные процессы наносят больше вреда детям, чем какая-либо незаконная сексуальная активность. Протестантская ассоциация по защите детей Нидерландов выступает за наказание за сексуальные отношения между взрослыми и подростками только в тех случаях, когда имеются доказательства соблазнения или применения принуждения [см. Arcadie (January, 1974), p. 37, и для британской организации, Manchester Guardian (May 18, 1974).]. Социальным организациям становится все более очевидным, что молодежь не защищена даже самыми строгими законами, которые попросту обеспечивают ложную безопасность - подобное достижимо только путем тщательного контроля, организации и образования.

Данные для этой книги получены из вопросников, на которые ответили 215 педерастов, а также из почти 800 других письменных материалов и бесед с 300 мальчиками-подростками, которые занимались сексом со взрослыми мужчинами. Хотя это, вероятно, самый полный массив материалов, когда-либо собранных по этому вопросу, этим предварительным исследованием преследуются лишь скромные цели. Незаконный характер такого рода сексуальных игр делает практически невозможным определение адекватности выборки, поскольку в большинстве случаев это связано с опытом педерастов, которые никогда не были арестованы. Секретность делала невозможным получение достаточной подтверждающей информации от семьи и друзей.

В дополнение к включенной здесь библиографии имеется много информации о педерастии в судебных делах, психиатрических исследованиях, художественной литературе и биографиях, а также в социологических и антропологических исследованиях. Однако табу на исследование секса с подростками накладывает разного рода ограничения и требует уточнения достоверности того, что утверждается в такой литературе. Будущее междисциплинарное исследование такого полового отклонения должно быть более всесторонним не только в методе, но и в географии. Из 1047 субъектов только дюжина была из Азии, Африки или Австралии. Кроме того, 5 процентов были латиноамериканцами, примерно 25 процентов - европейцами. Остальные оказались выходцами из США и Канады. Так как у нас нет способа подтвердить адекватность наших примеров, точные проценты имеют мало пользы. Интересно, однако, что более половины американцев были женаты, как и все азиаты и африканцы. У европейцев число женатых составляло 40%. Ни один из немногочисленных австралийских педерастов не был женат. Как правило, педерасты, имеющие частые или длительные связи с мальчиками, реже вступают в брак. Они по большей части моложе тридцати пяти лет. Из всей группы опрошенных в возрасте от 18 до 91 года половина была моложе тридцати.

Как же локально расположены эти педерасты? Тысяча писем была впервые отправлена множеству людей, которые заказывали материалы для педерастов через европейские коммерческие списки рассылок. В этих письмах запрашивались газетные вырезки или другая информация о педерастии и детской проституции. Почти на половину написанных писем ответили письмами или вырезками. Через них был установлен контакт еще с 600-ми людьми. Более 200 из них были опрошены лично, а ещё от 200 были получены истории жизни и анкетные опросы. Вопросы также задавались путем ограниченной переписки и / или интервью с еще примерно 300-ми людьми. Чтобы получить информацию о том, как педерасты интерпретируют и понимают свой опыт, 100 из этих людей в течение нескольких лет делились своими идеями и фантазиями друг с другом, а также с группой ученых различных дисциплин, посредством кругового опроса. Примерно около двухсот передали статьи, книги, документы, написанные ими, а также письменные комментарии об их собственных эмоциях и поведении - все это было рассмотрено психиатрами, социологами, теологами и другими учеными. Посредством этой переписки люди рассказывали о себе то, что не осмеливались рассказать ранее. Например, многие из них путешествовали на большие расстояния, чтобы поговорить с автором в Париже, Бейруте, Танжере, Сиднее, Торонто, а также в городах Северной и Южной Америки.

Поскольку целью являлась не статистика, а желание прислушиваться к педерастам, были предприняты преднамеренные усилия для поиска четко выраженных педерастов, которые понимают природу и последствия своего сексуального опыта. Не имелось никакого способа установить, являются ли они «типичными». Первый проект этой книги состоял из двадцати шести длинных тематических исследований, основанных на предположении, что было бы полезно получить более подробную информацию о репрезентативных педерастах. В более поздних проектах тематические исследования были перегруппированы по субъектам, чтобы можно было сравнить их опыт на разных этапах жизни.

Для книги должны быть установлены ограничения, однако каждый педераст должен рассматриваться в рамках поддерживающих структур общества и в контексте истории, а также в контексте собственного опыта. Если человек достаточно глубоко вникает в какую-либо проблему, чтобы начать ее понимать, то оказывается, что она связана со всем остальным существующим. Поэтому нет никаких причин извиняться за предварительный характер и неадекватность первого обсуждения, а также за то, что тут задаются вопросы, на которые пока нет адекватных ответов. Существует также опасность слишком простых ответов и простых решений. Поскольку сексуальный опыт молодых и тех, кто может быть с ними связан, волнует каждого родителя и гражданина, цель этого исследования - избежать жаргона и терминологии, которая, по-видимому, решает проблемы посредством сложного определения. Наша цель состояла в том, чтобы отбросить уничижительный язык и посмотреть, сможем ли мы подойти к спорному вопросу разумно, объективно и с состраданием.

Эта книга не предназначена для защиты сексуальных отношений между мужчиной и мальчиком. Тем не менее, педерастам разрешается говорить за себя своими словами, что, естественно, включает в себя их самооборону и самооправдание. Читателю настоятельно рекомендуется отложить эмоциональное суждение до тех пор, пока он или она не получат возможность через эти страницы познакомиться с некоторыми людьми, которые могут заслужить столько же симпатий, сколько жертвы алкоголизма, поскольку автор твердо убежден в том, что мы не можем понять педераста, или адекватно решать проблему педерастии, не изучая причин, столь невидимых и трудноразличимых, как и причины алкоголизма.

Ответственные граждане будут подчиняться закону, даже работая над его пересмотром, чтобы сделать его более последовательным, гуманным и осуществимым. С такой точки зрения, это моральная книга, в которой правдивые высказывания ищут в тех областях, где факты скрываются и игнорируются, и где требуется более глубокое и полное понимание причин сексуальных правонарушений, не только ради предупреждения преступности, но и для установления здоровых сексуальных стандартов в то время, когда общепринятая мораль и сексуальные нравы становятся все более обсуждаемыми. Первым шагом, безусловно, является честное и открытое исследование подполья, где процветают отклонения от общепринятой нормы. Если некоторые читатели сочтут эту тему оскорбительной, мы извиняемся, и напоминаем об итальянском журналисте, чьи заметки объявили непристойными из-за описания страданий голодающих детей. Все люди нуждаются в помощи и поддержке, и, поскольку само общество колеблется в море непреодолимых проблем, мы склонны предложить в качестве нашей темы совет шотландского проповедника: «Будьте добры, потому что все, кого вы встречаете, ведут тяжкую битву».

1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ СЛОЖНОСТИ ПРОБЛЕМЫ

Эротическое подполье, исследуемое в этой книге, населено людьми, чей общий опыт сильно отличается от того, что вы могли бы ожидать. Только малое количество людей вовлечено в такие девиантные сексуальные действия, которые обычно связаны с педерастией, но почти каждый в тот или иной момент был вовлечен в девиантный сексуальный опыт. Ибо опыт включает в себя фантазии, эмоции, воображаемые поступки, страстное любопытство и вуайеризм, непристойные жесты, грязные шутки, сексуальные игры, чтение романов о девиантном опыте, просмотр фильмов и даже некоторые виды физического насилия при занятиях спортом, когда они являются бессознательными заменителями половых актов, Законы могут быть приняты против определенных половых актов, и дети могут быть защищены от девиантной сексуальной активности пристальным наблюдением, но нет никакого способа предотвратить детей, подростков или взрослых от широкого спектра воображаемых сексуальных переживаний. Это особенно верно для людей, которые достаточно креативны и умны, чтобы обогатить свою жизнь фантазиями и играми. Поскольку невозможно точно определить, что находится в воображении и эмоциональном опыте ребенка или взрослого, невозможно с уверенностью предсказать, какие люди перейдут от воображаемых девиантных действий к реальным экспериментам. Таким образом, почти каждый потенциально является сексуальным девиантом перед законом. Опыт некоторых правонарушителей мы здесь и рассмотрим. Это люди, тщательно продумавшие последовательность, которая привела их к педерастическим желаниям, искушениям, склонностям и, по крайней мере, случайным девиантным актам.

У нас есть сострадательная цель - определить, как можно предотвратить трагедии, подобной той, что привела к самоубийству уважаемого врача в июле 1974 года. Его обвинили в том, что он «неприлично относился к мальчику подросткового возраста». Один из коллег доктора заявил: преступление было настолько незначительным, что в худшем случае он получил бы всего лишь три месяца условного наказания, если бы дело дошло до суда. Этому врачу, вероятно, также бы разрешили сохранить свою лицензию на медицинскую практику, поскольку он не был обвинен в том, что делал подобное раньше, и считалось крайне маловероятным, что он сделает это снова. Он был нежным, любящим и популярным врачом. Никто никогда не узнает наверняка, что было у него на уме, когда он покончил с собой. Если бы его преступление было в тысячу раз хуже - но не включало в себя двойные табу гомосексуализма и сексуального общения с молодым человеком - его пациенты, несомненно, встали бы на его защиту и потребовали бы беспристрастного слушания до того, как его карьера разрушилась. Даже если бы он был признан виновным в более серьезном сексуальном преступлении, многие из его коллег попросили бы дать ему второй шанс. Дух средневековой инквизиции, тем не менее, по-прежнему применим к преступлениям педерастов. Репортеры, которые никогда не видели и не разговаривали с врачом или кем-либо из его коллег или пациентов, или даже с совращённым мальчиком, описали его в газетах всех пяти континентов как «сексуального монстра» [для примера, Сидней (Австралия), Sunday Telegram от 19 января 1975 г.]. Поэтому он покончил с собой. Журналистам не пришло в голову почувствовать вину за его смерть. Однако мальчик, который рассказал о том моменте, который, по его мнению, нисколько не причинил ему вреда, на всю жизнь сохранит на своей совести мысль о том, что кровь доктора на его руках. Этот мальчик и друзья, которым он доверял, сделали шаг вниз по лестнице в эротическое подполье в результате подобного опыта с прессой; общество научило их тому, что все в сексе должно рассматриваться в качестве грязной тайны.

Однако публика ошибается, полагая, что мужчины, которые «вмешиваются в дела мальчиков», являются стариками - хотя некоторые из них таковыми являются - или психически больными - хотя некоторые из них таковыми являются - или идиотами - хотя некоторые из них, без сомнения, таковыми являются. В наших интервью с этими людьми мы обнаружили, что они из всех слоев общества и почти всех человеческих типов. Слова «приставать» или «мешать», используемые в этом контексте, предполагают что-то совершённое с мальчиком против его воли. Однако подобное редко случается с подростками, которые занимаются сексом с мужчинами.

Сострадательное и разумное обращение с этими случаями требует, чтобы мы внимательно выслушивали таких людей, подобно врачам, чтобы можно было попросить их объяснить их педерастию, как она началась и что означает этот опыт. Такие люди будут нашими проводниками в наших усилиях по исследованию подземелья педерастов. Мы пройдём с ними шаг за шагом через опыт, который побудил их к утверждению идентичности педераста - и во многих случаях к оценке действий и переживаний, осуждаемых обществом. Во-первых, однако, мы должны определить педерастию не только по сочетаниям слов (поскольку слова могут быть способом избежать опыта), а путем описания и изучения опыта некоторых людей в отношении как психологических, так и социальных факторов, влияющих на развитие их эротических желаний, характера и привычек. Определение педерастии - как мы делаем здесь - как «любого сексуального опыта, участия или акта между мужчиной старше восемнадцати лет и мальчиком двенадцати-шестнадцати лет», а педераста - как мужчины старше восемнадцати лет, которого эротически привлекают мальчики младшего подросткового возраста – настолько усложняет процесс определения и задачи разъяснения и понимания, что многие ученые настаивают на том, чтобы предмет исследования ограничивался изучением явных половых актов между мужчинами и мальчиками, и таким образом был бы управляемым. Однако сделать это - значит закрыть дверь перед жизненно важным опытом и любыми возможными средствами предотвращения трагедий до их возникновения. Процесс определения более адекватен, если он начинается с определения диапазона тысяч педерастов, опрошенных в континууме или масштабе, так что их сложный опыт позволит определить как природу явления, так и процедуру его изучения.

 

СКОЛЬКО ЖЕ ПЕДЕРАСТОВ?

   Даже если бы имелось всего несколько трагедий подобного рода, проиллюстрированных на примере врача, сострадание указывало бы на необходимость серьезного и продолжительного изучения подобных явлений. Поскольку здесь речь идет не только о девиантных действиях, нарушающих закон, но и об изучении опыта, который обеспечивает контекст и повод для сексуальных преступлений, становиться очень сложно предлагать надежную статистику. Один психиатр [Vanggaard (1972)] убежден, что все мужчины имеют педерастические наклонности, но большинство не осознают этого факта, поскольку давление и запреты западного общества требуют подавления таких желаний в глубоко бессознательном. Если это так, то люди, называемые здесь педерастами, могут являться теми, кто каким-то образом не смог подавить подобную склонность, или чей последующий сексуальный опыт вернул такие эротические желания обратно на поверхность.

Вероятно, более правильно было бы сказать с Фрейндом [Freund (1967), стр 6] - чешским психологом, который проверял сексуальное возбуждение у субъектов мужского пола - что у одного из каждых восьми мужчин старше восемнадцати лет, по крайней мере, время от времени вызывают эротическое возбуждение мальчики-подростки, хотя и здесь процент может варьироваться от культуры к культуре. После анализа имеющихся данных в свете опыта лиц, опрошенных для этого исследования, ниже в предварительном порядке предлагаются следующие статистические данные, которые будут существовать до тех пор, пока не окажутся исправленными дальнейшими исследованиями. Следует отметить, что педерасты редко оглашают правду о себе в анкетах, независимо от того, насколько те конфиденциальны. Автору потребовалось пятнадцать лет, чтобы лично познакомиться с достаточным количеством педерастов и на основании этого сделать возможными эти предварительные и консервативные оценки.

1. Число разнообразных криминальных педерастов в Соединенных Штатах, определяемых как «цыплячьи ястребы», настойчиво стремящихся к сексуальным контактам с мальчиками в возрасте от 12 до 16 лет, может достигать пятидесяти тысяч (возможно, около полмиллиона в мире) [оценка 1970-х гг.]. Эта цифра может сильно варьироваться в зависимости от определений. Статистическая путаница количества педерастов имеет место потому, что многие из них считаются гомосексуалистами-геями, и наоборот.

  2. Однако есть ещё, по меньшей мере, миллион американских мужчин, которые с 21 года участвовали в одном или нескольких половых актах с мальчиками подросткового возраста. Если мы включим в число сексуально активных педерастов мужчин, которые ищут и культивируют активные атлетические физические контакты с мальчиками подросткового возраста в качестве замены девиантного сношения, которого они желают и фантазируют, то в Соединенных Штатах имеется еще от полумиллиона до миллиона таковых.

  3. В Соединенных Штатах есть по крайней мере еще полмиллиона мужчин старше 21 года, которые ценят секс-игры с мальчиками и считают, что это не должно противоречить закону, и которые в одном или нескольких случаях в будущем могут быть вовлечены в незаконные половые акты с мальчиками подросткового возраста. К этим потенциальным педерастам следует добавить большое количество мальчиков-тинейджеров в возрасте от 17 до 21 года, которые каждый год попадают в ряды педерастов.

4. Число мужчин старше 18 лет в Соединенных Штатах, которые один или несколько раз осознавали, что их эротически привлекает и сексуально соблазняет юный подросток, может превышать десять миллионов. Те, кого назначили для предотвращения девиантных сексуальных действий, вполне могут спросить, чем отличается опыт восьми миллионов американских мужчин, которые соблазняются таким образом и все же не нарушают закон.

  5. По меньшей мере 10 процентов педерастов могут быть вовлечены в инцестуальные сексуальные отношения между мужчиной и мальчиком. Если включить сюда кузенов, братьев, дядюшек и более дальних родственников, процент педерастов в категории 2 (см.выше), соблазняющих членов своих семей, может составлять около 30 процентов.

  6. Статистику арестов трудно получить, и еще труднее подтвердить. Только один процент опрошенных практикующих педерастов был арестован. Менее 3 процентов мужчин, виновных в совершении преступлений, связанных с педерастией, когда-либо попадают в тюрьму. Поэтому большинство педерастов склонны рассматривать риск ареста с тем же фатализмом, что и водитель, любящий быструю езду - риск автокатастрофы.

  7. Процентная доля мужчин в вышеуказанной категории 4, которые совершают сексуальные предложения мальчикам, будучи отстраненными от женщин, или когда они находятся вдали от жен и семей в качестве туристов или обслуживающего персонала за границей, трудно оценить, но, по-видимому, по крайней мере два миллиона таких взрослых мужчин из США вступали в девиантный и незаконный половой акт с мальчиком в возрасте до 16 лет.

  Если бы эти статистические данные сократить на 50 процентов или даже на 90 процентов, проблема по-прежнему остаётся актуальной. Эти статистические данные о половых актах в любом случае имеют минимальное значение, поскольку наша забота здесь касается сексуального опыта, который может быть травмирующим, даже если инцидент никогда не доходил до незаконного полового акта.

 

РАСШИРЕНИЕ ПРОЦЕССА ОПРЕДЕЛЕНИЯ

  Ярлыки, категории, даже словесные определения, как правило, превращают людей в обезличенных существ, но просто нет другого способа разобраться и понять такое сложное социальное явление, как сексуальная девиация. Честность требует, однако, предварительного подтверждения, что человек редко когда-либо является «случаем», точно соответствующим категории. Опрошенные здесь педерасты принадлежали к разным категориям на том или ином этапе жизни. Каждый педераст в определённый момент представлял собой уникальную комбинацию типов. Адекватное определение требует избегания категорий Либо / Или, хотя, возможно, было бы полезно провести различие между любовными сексуальными переживаниями, с одной стороны, и эксплуататорскими сексуальными отношениями с другой. Рекреационный секс может варьироваться от одного к другому. Термин «гомосексуалист» охватывает такое широкое разнообразие типов и видов поведения, которые создают трудности для закона, ученых и общественности. Если начать с логического определения, не усложняемого свидетельством наших случаев, удобно описать педерастию как один тип из типов гомосексуализма. Например, можно предположить, что все мальчики проходят гомосексуальную фазу и что педераст - это мужчина, который никогда не вырастает из подобной фазы. Последнее может быть справедливо для некоторых педерастов, но, возможно, более правильнее сказать, что все мужчины, похоже, имеют гомосексуальный компонент, и что эта гомосексуальность может быть подавлена ​​или выражена по-разному, в зависимости от опыта, впечатлений детства, обусловленности, планирования, подростковой самоинтерпретации и множества других факторов.

Характер педерастии можно пояснить с помощью иллюстрации. Обычай бедарши вики был обычным явлением среди индейцев североамериканских равнин [см. Forgey (1975), стр.22 и далее]. Бедарши означает «катамит» или «воспитанный мальчик» [На самом деле, это явление означает людей третьего пола в культуре различных племён индейцев Северной Америки - прим. п-ка]. Это была институция, обеспечивающая племенной статус для мужчин, которые являлись гомосексуалистами с раннего возраста. Одновременно, этот обычай предоставлял социально одобренный выход для педерастических тенденций индийских мужчин, которые были женаты и, в основном, гетеросексуальны. Существование этого типа гомосексуализма - отличного от гомосексуализма геев, как это обычно понимается, - также обсуждался Макинтошем [McIntosh, in Bell (1972)], который указал на ошибку во многих межкультурных исследованиях, в которых не проводится различие между гомосексуализмом геев и педерастией, причем последняя является гомосексуальной игрой мужчин, в основном, заинтересованных в женщинах. Например, Макинтош указывает на ошибку тех, кто ошибочно утверждает, что папа-педераст Юлий II вики не мог участвовать в сексуальных играх с мальчиками, потому что у него имелась любовница (утверждая, что тот, у кого есть любовница, никогда не будет совершать гомосексуальные действия). Дело в том, что разнородный гетеросексуал часто также может участвовать в сексуальных экспериментах с мальчиками.

 

КОНТИНУУМ ТИПОВ ПОВЕДЕНИЯ

   Представьте себе континуум: тысячу мужчин, расположенных на шкале, с более пассивными и женственными типами слева и более агрессивно-маскулинными справа. Опыт каждого человека настолько уникален, что практически невозможно сгруппировать их по категориям. Чтобы говорить о «типах», мы просто проводим произвольные линии в определенных точках по шкале, пренебрегая продолжающимся движением вперед и назад - и, возможно, вверх и вниз в других различных измерениях подобного опыта. Ведь в любой точке шкалы имеется большое разнообразие поведения, склонности, опыта, мотивации и так далее. Тем не менее, чтобы получить маркеры для обсуждения педерастов, мы классифицируем их по стилю, рисуя линии на континууме в следующих точках:

Левый край
Центр  
Правый край
   
Романтические игры между мальчиком и мужчиной
Платонические отношения
между мальчиком и мужчиной
Суррогатная педерастия
   
Страстные игры
Невинные развлечения
Паидерастия: греческая любовь
   
Гомосексуальные игры, исследования
Случайные сексуальные
заигрывания
Спортивный товарищ
   
«Королева цыплят»
(гомосексуалист, который, по крайней мере иногда, предпочитает подростков)
Любопытствующие сексуальные исследования между мужчиной и мальчиком
Авантюрист
   
   
Чувственная педерастия
   
   
Порочная эксплуатация
   
   
Фетишизм, садизм и пр.

В подобных стилях сексуальной игры «мужчина-мальчик» встречаются как негативные, так и позитивные переживания: эмоциональные настроения привязанностей, приключений и возбуждения, а также эротическое удовольствие; наряду с переживаниями вины, тревоги и ревности. Процесс определения педерастии будет продвигаться по мере того, как последующие главы исследуют подполье и лестницы опыта, по которым туда спускались конкретные педерасты. Здесь, однако, мы классифицируем, представив несколько таблиц и моделей для того, чтобы в искомое подполье можно было войти с достаточным количеством информации, чтобы сделать возможным некоторое понимание с нашей стороны того, чего и где там искать.

• Во-первых, важно отметить, что, когда мужчины, участвующие в гомосексуальных играх, располагаются слева направо на таком континууме, большинство из них находится в центре, занятом сексуальными заигрываниями, которые общество, вероятно, считает наиболее нормальными, то есть это различного рода поддразнивания, шутки, «дурачество в душе». Смешно называть эти обычные развлечения гомосексуальными, хотя подобный игровой сексуальный опыт часто является первым шагом к девиантной активности. Эта «нормальная» игра в центре континуума может оказаться нездоровой, если в своих подростковых формах она продолжается и во взрослой жизни. Тем не менее, интерпретация этого опыта, как представляется, имеет решающее значение для определения того, как он будет развиваться. Читатель может тщетно искать в данных этого исследования ключи к разгадке - ибо пока неясно, почему один и тот же вид подростковой сексуальной игры, похоже, приводит некоторых мальчиков к гомосексуализму, других - к педерастии, а большинство остальных - к нормальной гетеросексуальности. Многие гомосексуалисты и педерасты разделяют убеждение, основываясь на своем личном опыте, что все это определяется к пятилетнему возрасту. К тому времени многие педерасты уже осознают своего рода увлечение мальчиками-подростками, которое с тех пор мучает их всю оставшуюся жизнь.

• Во-вторых, смещаясь влево по шкале, случаи становятся более гомосексуальными. В этом исследовании не учитывается левая сторона континуума, поскольку мы обеспокоены не тем типом гомосексуального человека, которого эротически привлекают только взрослые его или ее собственного пола. Большинство опрошенных педерастов либо бисексуальны, либо гетеросексуальны в течение большей части своей жизни и большей части своего сексуального опыта. Изучение их опыта показывает, что педерастия, вероятно, является одновременно формой подавления и результатом сексуального подавления. Может случиться так, что, когда нормальная гомосексуальная игра в центре нашей шкалы подавляется или загоняется в бессознательное из-за наказания или тревоги, обычно происходит движение влево или вправо по шкале - возможно, в результате того, как интерпретируется поведение. Если его опыт или его толкование толкает его поведение влево, мальчик-подросток может сыграть в какую-то романтическую игру, разыгрывая любовные отношения с другим мальчиком или мужчиной, возможно, только в воображении. Если его дразнят, презирают, унижают или иным образом тревожат по этому поводу, он может чрезмерно эмоционально отреагировать на гомосексуальный стиль жизни и утвердиться в нём. Таким образом, «Королева цыплят», или гомосексуалист-гей, который посвящает свою жизнь подросткам своего пола, находится слева.

• В-третьих, если опыт подростка или его интерпретация толкает его вправо на континууме, он стремится стать одним из наиболее маскулинных типов педераста. Правильнее будет сказать, что его вводят в своеобразную комбинацию этих видов игривого секса, спортивных игр и / или экстрасенсорных игр. При подавлении или неправильном обращении это поведение становится все более извращенным, садистским, жестоким, невротическим и / или эксплуататорским.

 

СУРРОГАТНАЯ ПЕДЕРАСТИЯ

Взаимные сексуальные заигрывания между нормальными мужчинами, временно отделенными от женщин - как в исправительных учреждениях или исторически среди молодых моряков в долгом путешествии, - это тип педерастии, в котором участвуют мужчины более старшего и младшего возраста, ни один из которых не является геем-гомосексуалистом, симулирующий стремление удовлетворить эротические и эмоциональные потребности. Стиль половых сношений состоит в фантазировании полового акта с лицом женского пола, максимально симулируя отношения между мужчиной и женщиной. Это логически вовлекает самых молодых и, следовательно, самых привлекательных мужчин в подчинённые роли. Очевидно, что обычно мальчикам мужского пола может показаться забавным и даже приятным играть женские роли в подобных ситуациях, если их не принуждают. Многие мужчины избегают половых сношений в таких замещающих педерастических ситуациях и получают сексуальное облегчение в такого рода забавах, но подобные насмешки и шутки направлены на самых молодых и привлекательных молодых мужчин. Кроме того, подобная забава с заменой черпает свою пикантность в известном участникам факте, что подмена полового акта может быть весьма приятной в эротическом смысле. Существуют культуры и ситуации, как например в некоторых исправительных учреждениях, где допускаются или даже поощряются отношения, замещающие секс, включая оральные и анальные сношения. Однако сегодня это, вероятно, менее верно, чем в прошлом, в результате расширение совместного обучения, удаления несовершеннолетних из тюрем и флота и сокращения числа других сред, в которых преобладают одни мужчины.

Таким образом, суррогатная педерастия сегодня могла оказаться ограниченной теми культурами,  где женщины и девочки находятся под строгим надзором и в изоляции, если бы не склонность европейских и американских обществ держать своих лучших и наиболее заботливых молодых мужчин в морально-психологическом климате, из-за которого они вынуждены искать замену счастливому, любящему и здоровому сексуальному общению с девушками. То есть не существует реального подполья суррогатных педерастов. Вместо этого суррогатная педерастия остается важным шагом к другой девиантной активности, поскольку она может оказаться очень приятной, формирующей привычки и вкус - что объясняет, почему так много старших подростков становятся педерастами в исправительных учреждениях.

 

ПАИДЕРАСТИЯ: УЧИТЕЛЬ В СЕКСЕ

Очень может быть, что природа предназначила мужчин обучать мальчиков-подростков сексу, а бессознательные или подавленные педерастические или гомосексуальные наклонности призваны стимулировать интерес к такому обучению. Некоторая динамика педерастии проявляется в теплых, платонических отношениях между мальчиками и мужчинами, которые не осознают или лишь смутно подозревают сексуальный подтекст. В рамках этой категории важно отличать практикующего педераста, который на самом деле ищет сексуальных отношений с мальчиками, от тех мужчин, которые, возможно, только один раз непреднамеренно включаются в какое-то незаконное сексуальное заигрывание с мальчиком в качестве переходной фазы. Такие «случайные» правонарушения чаще всего имеют место среди молодых мужчин, которые не так далеки от того возраста, когда они сами занимались сексуальными играми в качестве подростков. Это постоянная опасность (своего рода профессиональная опасность) для многих мужчин, которые тесно сотрудничают с мальчиками-подростками. Всем мальчикам нужны человеческие, дружеские, репетиторские отношения с мужчинами вне семьи - будь то учителя, скаутмастеры, руководители клубов, работодатели, священники, а также дяди и отцы. И мальчикам, и мужчинам нужно помочь понять, что у одного или другого человека время от времени может случиться сексуальное возбуждение, даже от того, что один любит другого. При правильном понимании и интерпретации это не должно оказаться поводом для фактического сексуального контакта, хотя такой тип сексуального опыта может стимулировать сексуальное воображение и создавать желание для сексуального контакта - по крайней мере, это касается прикосновений, психического взаимодействия и поддразнивания. Эмоционально, не гомосексуальные мужчины могут так подавить любое сознательное осознание опыта, что не способны интерпретировать его здоровым образом для мальчика, вместо этого разделяя с ним свои гомосексуальные страхи и табу способами, которые могут привести мальчика к страху, что он гомосексуален. Однако подавленные педерастические искушения могут накапливаться в подсознании человека таким образом, что тот неожиданно и непреднамеренно может взорваться в какой-то момент слабости, перейдя к акту насилия или иррациональному половому акту с мальчиком. Менее гомофобным мужчинам может также не хватать осознания того, что счастливые платонические отношения могут стать первым шагом вниз по лестнице к незаконному сексуальному заигрыванию; например, когда мальчик получает травму и нуждается в утешении, или когда в какой-то момент шутливая борьба выходит из-под контроля.

Некоторые мальчики, именно потому, что они нравственны и хотят половой жизни только с девушками, остро нуждаются в замещающих развлечениях, чтобы снизить своё эротическое напряжение. Другие, менее принципиальные и дисциплинированные, могут стремиться к экспериментам, что, в свою очередь, может привести к тому, что они будут совершать почти бессознательные сексуальные жесты по отношению к мужчине в ситуации, когда избыточная шутливая борьба или возня могут легко включить в себя генитальное прикосновение и сексуальное возбуждение. Сексуально возбужденный мальчик может практиковать бессознательный сексуальный шантаж, чтобы продолжить то, что он находит приятным и удовлетворяющим. Поскольку общество подавляет педерастические искушения и опасности и держит их в секрете как от мужчин, так и от мальчиков, большинство мужчин просто не сознают, где следует провести грань между приемлемой игривой вознёй и незаконным сексуальным заигрыванием. После того, как мужчина вступает во взаимную мастурбацию с мальчиком, он становится уязвимым не только к непреднамеренному шантажу мальчика, но и к своей совести, поскольку его моральные ограничения подрываются осознанием того, что он теперь является преступником, совершившим сексуальное преступление; поэтому он может цинично решить, что всё уже не имеет значения. Вместо того, чтобы помочь интерпретировать эту сексуальную игру как инцидент, который мог случиться с кем угодно; вместо того, чтобы помочь ему укрепиться, чтобы защитить от будущих незаконных инцидентов, общество может причислить его к «сексуальным чудовищам». Он может ошибочно предположить, что находится в ситуации «либо / или»: либо он должен покончить с собой, либо переосмыслить свою моральную позицию, дабы оправдать поведение, которое он считал невинным и приятным - с последующим переходом к сексуальной свободе или либертарианской позиции.

Таким образом, непреднамеренный инцидент может привести к педерастическому типу практики, который называется паидерастия (передача опыта от мужчины к мальчику в античной Греции) - взаимным любовным отношениям между мужчиной и мальчиком, которые иногда называют «греческой любовью». В древней Греции этот тип отношений между мужчиной и мальчиком был философски идеализирован как любовь к душе мальчика и должен был привести юношу к взрослой гетеросексуальности [Eglinton (1971) - это 504 страничная защита паидерастии].

Епископальный канон в книге о консультировании гомосексуалистов проводит различие между гомосексуализмом геев и паидерастией, описывая последнюю как не заинтересованную в сексе, а означающую «сильные и нежные любовные чувства по отношению к человеку, которого считают человеком, а не просто сексуальным объектом». В Греции, согласно канону, такие отношения между взрослым гражданином и мальчиком-подростком были «отмечены высокими принципами». Взрослый, как правило, женатый человек, обещал свою любовь мальчику, чтобы научить его смелости и гражданской сознательности, и считалось постыдным, если бы повзрослевший мальчик принял исключительно гомосексуальный образ жизни. Другие авторы также отмечают, что такая греческая любовь не вымерла в древние времена, а сохранялась на протяжении веков в разных формах и в разных культурах вплоть до настоящего времени. Несмотря на то, что закон США осуждает и наказывает подобные отношения между мужчиной и мальчиком, их иногда защищают как оказывающие «терапевтическое воздействие на отдельных лиц и положительное влияние на общество в целом» [Jones (1974), стр.95].

Рассмотрим, к примеру, один случай: школьный социальный работник в большом северном городе была удивлена, когда четверо братьев в возрасте до шестнадцати лет - молодые хулиганы, старший из которых был 81 раз арестован за кражи, ограбление и другие насильственные преступления против пожилых граждан - внезапно успокоились и вели себя так два месяца подряд. Они начали регулярно посещать школу и хорошо учиться. Социальный работник решила, что объяснение, вероятно, заключается в том, что какая-то доминирующая личность оказала влияние на юных правонарушителей. Ее расследование показало, что «бойлавер» (ее термин - «педераст») связался с этой семьей, превращая мальчиков в хороших граждан. Социальная работница спросила себя: «Должна ли я сообщить в полицию о человеке, который оказал конструктивное влияние на жизнь этих мальчиков впервые за два или три года? Насколько важно, чтобы этот тип сексуального преступника был арестован, когда результатом может оказаться новые проявления террора по отношению к пожилым людям по соседству?» Человек, о котором идет речь, вполне мог быть похож на Бена Бурдена - имя вымышленное - в честь которого в 1970 году был дан обед за его эффективную работу по исправлению мальчиков-правонарушителей, которых считали безнадёжными. Когда его попросили прочитать лекцию о его методах, он сказал своей жене: «Как я могу объяснить, что многие из них являются бесчеловечными преступниками из-за своих сексуальных расстройств и что они полюбили меня и доверяют мне, потому что я помогаю им удовлетворить их сексуальные потребности?»

Позже Бен поставил под угрозу свою репутацию и жизнь, чтобы спасти и изменить мальчика, от которого отказались все остальные. Бен не принадлежал к типу педерастов, которые обманываются относительно сексуального характера паидерастии, но это не означает, что такой тип педераста соблазняет своего юного друга или обязательно участвует в оральном или анальном сношении с ним. Однако подобная сексуальная активность была той ценой, которую требовал преступник, прежде чем доверился Бену и пустил его в свою жизнь. Если в подростковом возрасте мужчина, подобный Бену, занимался очень приятной секс-игрой с мальчиками, то позднее его может поразить своего рода эротической молнией, которую многие романтики описывают как любовь - в том смысле, что прикосновение привлекательного мальчика заставляет сердце учащенно биться, а дыхание учащаться - и открытие, что эротическое возбуждение взаимно, может подавить как здравый смысл, так и разум. С другой стороны, отказ мужчины от ласкового и сочувствующего контакта может быть жестоким и вредным для мальчика без отца или страдающего от любви. Мальчик, которому отказывает в ласковом утешении хороший человек, часто ищет его у менее принципиальных людей или в более пагубных отношениях, как это ярко изображено в фильме «Montreal Main» wiki. Этот канадский фильм, премьера которого состоялась в Музее современного искусства Уитни в марте 1974 года, исследует отношения паидерастии между 28-летним американским художником и 13-летним монреальским мальчиком, чей отец любил общаться с авангардистами и «геями» (гомосексуалистами), пока не обнаружит растущую близость между своим сыном и художником. Американец соглашается разорвать отношения до того, как они станут сексуальными, но в конце фильма разочарованный мальчик слоняется без дела в районе города, куда приезжают менее привлекательные педерасты, чтобы подобрать мальчика для сексуальных утех [Другие фильмы на подобную тему: «The Victors / Победители» (1963) wiki; «Germany Year Zero / Германия, год нулевой» (1948) вики].

Большинство мужчин паидерастического типа при опросе (почти половина из них работала в молодежных агентствах в качестве сотрудников или добровольцев), пришло в ужас от мысли о злоупотреблении такими связями. Они гордятся тем, что избегают любых незаконных сексуальных заигрываний с мальчиками, за которых они несут ответственность в таких проектах, ограничивая свой физический контакт дружескими объятиями или шутливой борьбой - за исключением случаев, когда они находятся далеко от дома или в отпуске за границей. Большинство из них недовольны авантюрными педерастами, которые иногда наносят ущерб бойскаутам или Старшим братьям [Big Brothers Big Sisters of America - детская организация в США, Канаде и др. странах - прим.п-ка]. Иногда такой мужчина паидеростического типа, если он был вовлечен в сексуальные отношения с мальчиком за границей, по возвращении домой вовлекается в отношения с любимым мальчиком - обычно мальчиком, который особенно сексуален и настойчив. Однако, похоже, что подобное с большой частотой случается только в таких учреждениях, как школы-интернаты - особенно в тех школах, где находятся, в основном, брошенные мальчики, чьи родители в разводе.

Даже в этом случае такой тип педерастов, который в глубине души заботится о мальчике, как правило, не намерен вступать с ним в сексуальные отношения. Последние романы «Sandel / Сандел» [Stewart Angus(1972)] и «The boys / Мальчики» [Montherlant (1969)] описывают педагогов подобного типа, изображая их дилеммы. В первом случае учитель в британской хоровой школе лично убежден, что его отношения с мальчиком-сиротой благотворны. Он обсуждает с другим взрослым моральные проблемы, связанные с его любовью к мальчику, настойчиво ищущего сексуальных отношений. Учитель достаточно обеспокоен, и сбегает каждый раз, когда сталкивается с возможностью явного полового акта, например, когда понимающая тетя мальчика предлагает, чтобы учитель и ученик вместе провели отпуск в Италии. В романе «Мальчики» спрашивается: «Если педераст - это мужчина, который любит мальчиков, то какое же слово обозначает мальчика, который любит мужчину?» Возможно, в каждом педерасте подобного типа - любящего воспитателя - есть что-то мальчишеское. Его сексуальный опыт с мальчиками по большей части находится в центре шкалы, то есть это просто шутки, заигрывания, возня. Когда он делает шаг к более незаконной сексуальной активности - а это происходит почти всегда, потому что его привязанность к мальчику не позволяет ему отказать мальчику в его ухаживаниях, отвергая удовольствие, о котором просит мальчик.

 

СПОРТИВНЫЕ ТОВАРИЩИ

Третья категория педерастов, радикально отличающаяся от только что рассмотренного типа школьных учителей - это мужчина-атлет с супер маскулинной внешностью, который видит свою роль в том, чтобы воспитывать мальчиков жесткими и мужественными. Например, среди таких педерастов, у которых мы брали интервью, был здоровенный полицейский, являющийся одним из самых популярных людей в своем сообществе - бывший боксер-призёр, которого боготворили мальчики, утверждающие, что никогда в жизни его никто не побеждал в честном бою. По его мнению, «все мальчики немного дурачатся друг с другом» и это должно служить поводом для воспитания мальчиков мужественными, то есть сексуально агрессивными в поисках удовольствий. Идея орального секса шокирует его, но он считает, что совместная мастурбация, противоречащая закону - это нелепость, и публично утверждает, что это естественный тип полового воспитания. Таким образом, его педерастическая деятельность - это сексуальный шаг, выводящий за пределы грязного грубого дома, что не редкость в среде грузчиков, ковбоев, солдат, водителей грузовиков и прочих. Позиция полицейского в отношении анальных сношений противоречива. Он думает, что любой, кто содомизирует «нормального» мальчика, должен пойти на электрический стул», одновременно считая, что нет ничего плохого в том, чтобы «отпидорасить» (его слово) «мальчика-гея, которому это нравится», особенно в ситуации, когда девочки недоступны - в тюрьме, на корабле или «когда сексуальный подросток слишком молод, чтобы уговорить девушку». Его понимание себя как педераста - это понимание тренера не только в легкой атлетике, но и в сексе. Он считает, что секс-игры между мальчиками, а также между мужчинами и мальчиками - это норма, и их следует поощрять, рассматривая попросту как забаву, без «романтической чепухи или гейских разговоров». Он говорит мальчикам, что в хастлерстве (мужская проституция) нет ничего зазорного до тех пор, пока за деньги находишься только в активной, агрессивной, маскулинной роли.

Психиатр [Vanggaard (1972), стр.59 и дальше], который тщательно изучил этот тип педерастии, считает, что паидерастия древних греков зачастую в действительности обладала именно таким жестким военным типом, и что подобная пайдерастия имела много общего с примитивными племенными посвящениями и грубыми ритуалами полового созревания древних скандинавов. Цель таких сексуальных отношений между мужчиной и мальчиком состояла в том, чтобы сделать из мальчика закаленного солдата, тогда как спортивная культура современной юности основывается - несколько бессознательно - на племенных, товарищеских взаимосвязях. Американская спортивная культура часто эротична в своей основе, это своего рода замена педерастии грубым физическим контактом в противовес явной сексуальной активности. Бокс, например, накапливает огромную эротическую энергию, обладая проверенным способом избавления от неё среди многочисленных зрителей. Метцель [Metzel (1973), стр. 8-20] отмечает подавленную гомосексуальную энергию во всех видах спорта, где имеются физические контакты с насилием - как сублимированную форму сексуального высвобождения, чей гомосексуализм подтверждается почти полной сексуальной сегрегацией спорта. Приведенный выше психиатр согласен с Метцелем в том, что мальчики хотят и мальчикам нравятся сильные маскулинные мужчины в качестве авторитетов для них. Мальчики имеют огромное сродство со спортивными героями, и не случайно, что сексуальные игры зачастую случаются в раздевалках. «Отношения требуют близости» между мужчинами разных поколений, и спортивное племя - возможно, самым эффективным образом - зачастую должно играть ту же сексуальную роль, существовавшую в обрядах половой инициации в древнем норвежском обществе.

У древних норвежцев педерастия была ритуальной основой доверия и преданности племени, а не любовной гомосексуальной игрой. Возможно, это было похоже на дружескую привязанность двух боксеров или на то, что наблюдается между футбольным тренером и звездным игроком. У норвежцев и греков эротические аспекты сексуального подчинения мальчика взрослому мужскому авторитету использовались в конструктивных целях. Использование телесной «химии и формирование эротической энергии тела как способ поддержания определенного режима власти» [Ibid] демонстрирует педерастические отношения фашизма, по мнению Сартра [Sartre (1948)  возлагает на фашизм взрослых мужскую вину за свои сексуальные игры с мужчиной, когда ему было тринадцать.] и Моравии [Moravia (1957)]. Этот тезис также имеется в премированном педерастическом романе «The Erl-King / Лесной царь» [Tournier (1970)]. Нацистское общество в некоторых аспектах имело сильный оттенок этого племенного типа педерастии [Bleuel (1973), Siemsen (1940)], сравнимого с институционализированной педерастией привилегированного класса воинов средневековой Японии. В своих более товарищеских аспектах такое сексуальное заигрывание часто ассоциируется с военным аспектом, как это видно из романа «Mario / Марио» [Perrin (1955)], в котором рассказывается о 14-летнем мальчике, присоединившемся к группе диверсантов французского сопротивления. Другие мужчины оправдывают то, что мальчик спит с их предводителем не только тем, что они товарищи по опасности, но и тем, что их вождь когда-то служил в Иностранном легионе. В романах и в биографиях педерастов, таких как «генерал Гордон из Хартума» [ General Gordon, см. Maugham (1972)], заместительная педерастия этого типа не включает симуляцию полового акта с женщиной, как было описано ранее. Скорее, этот тип некой сексуальной игры между мужчиной и мальчиком, более спортивной, подобной товарищескому матчу по борьбе. Фактически, юные мальчики, которые присоединяются к солдатам и матросам для сексуальных игр, по большей части не интерпретируют свою сексуальную активность как гомосексуальную. Подростки в такой ситуации считают себя достаточно взрослыми, чтобы быть товарищами во временном стремлении к удовольствию и высвобождению от напряжения, вызванного войной или поддразниванием. Подобные секс-игры в племенном стиле часто имеют место в юношеских компаниях – «то, что понимают под словом дурачиться» - в спортивных группах, а также при подчинении младших школьников старшим, всякого рода посвящениях при учёбе в школах-интернатах и т.д.

Мальчику-подростку рекомендуется сублимировать свою сексуальную энергию в спорте, и подобный отвод эротического напряжения, возможно, является одним из наиболее позитивных и конструктивных способов перенаправления педерастических импульсов. Мальчики сексуально расслабляются и подтверждают свою маскулинность, стремясь угодить тренеру, который имеет перед ними сексуальный авторитет и к которому у них может быть бессознательная эротическая привязанность, «с их молодыми телами в тесном физическом контакте с другими мальчиками». Сьюзан Фишер [Fisher (1972)] в другой психиатрической ссылке на сексуальные игры между мужчинами и мальчиками предполагает, что такая педерастия почти неизбежна в ситуациях, когда мужчины имеют право применять к мальчикам телесные наказания. В подобных ситуациях нормальные гетеросексуальные мужчины не только эротически возбуждаются от мальчиков-подростков, но, возможно, тут имеются аналогии между педерастией норвежских племен и типом эротических отношений, которые часто развиваются в бандах, в исправительных школах и во авторитарно управляемых видах спорта. Мальчик, который подчиняется авторитету тренера или лидера банды, может не знать, что его сопротивление авторитету является сопротивлением сексуальному подчинению, а мужчина, находящийся в положении авторитета над мальчиками и неожиданно обнаруживший себя сексуально возбужденным отношениями с ними, может не понимать, отчего подобное случается. В скандинавском и раннем греческом обществе существовали ритуальные, праздничные процедуры для интерпретации и преодоления этого племенного сексуального изобилия, которое в противном случае может перерасти в некий насильственный эротизм - подобно неистовству праздничного изнасилования армией завоевателей - который характерен для многих дешевых и грубых порнографических романов педерастов, публикуемых каждый год.

Полицейский-педераст, о котором говорилось ранее, лет пятнадцать назад оказался бы в тюрьме, если бы был женственным или скрытным типом, поскольку его незаконная взаимная мастурбация с мальчиками известна коллегам-полицейским, родителям и известным гражданам, которые были сексуально связаны с ним, когда сами были мальчиками, Отчасти он может быть защищен тезисом западного общества, что «мальчишки всегда мальчишки», и своим мнением о том, что «все мужчины немного заигрывают». В основном, однако, он, кажется, защищен от ареста атлетическим, спортивным ореолом таинственности. который настолько закрепился в сообществе, утверждая, что тренер не может сделать ничего плохого, пока его команда побеждает, а все его мальчики становятся мужчинами. На каждого наглого педераста такого типа приходится сотня других, таких же спортивных товарищей, которые нуждаются в помощи, чтобы справиться с искушениями, тревожащими или подавляемыми, которые могут в любой момент привести к неожиданному сексуальному столкновению.

 

АВАНТЮРИСТ

Соренсен [Sorensen (1973), гл.10] делит людей на две категории: а) моногамисты, которые склонны поддерживать отношения с одним сексуальным партнером, и б) авантюристы, ищущие разнообразных сексуальных приключений. Секс для такого авантюрного мужчины - скорее игра, чем любовь, отеческая или супружеская, и он может делать сексуальные предложения любому привлекательному молодому человеку, которого встретит, просто чтобы увидеть последующую реакцию. Этот тип педерастии корениться, начинаясь с более или менее нормальных приключений всех подростков на этапе их половой жизни, предшествующем любви или любовным исканиям и фазе свиданий их сексуальной жизни. Большинство педерастов-авантюристов на первых порах не собираются участвовать в незаконных сексуальных заигрываниях, намереваясь поиграть в платонически-эротические игры с подростками, так же, как и мальчик, который может притворяться, что хочет секса, хотя на самом деле подобная идея его пугает. Однако человек, отправляющийся на охоту за новыми типами сексуального опыта, скорее всего, найдет их. Мальчики подросткового возраста легко и с готовностью соглашаются на секс, намного быстрее, чем, возможно, ожидал авантюрист.

Поиски авантюриста вначале зачастую являются просто поиском нового опыта в подростковом духе «А попробую я разок чего-нибудь новенького». Ни один из видов сексуальной активности не является тут доминирующим, кроме заигрываний «в круизе», которые часто удовлетворяют сами по себе, даже если никакого сексуального партнера на самом деле не было найдено. Некоторые педерасты похожи на подростков в том смысле, что они теоретически ищут идеального сексуального партнера или постоянную связь. Другие больше похожи на солдат или туристов, которые занимаются подобным только ради развлечения. Некоторые являются вуайеристами, развлекающимися сексуально, наблюдая за эротическими слабостями других.

Из практикующих педерастов, которых мы опрашивали, менее 5 процентов были разного рода искателями приключений - авантюристами - вероятно, за исключением случаев, когда они находились вне дома, поскольку авантюризм педерастов - редкая вещь в жизни многих мужчин. Например, один педераст, которого мы здесь назовём Эверт Эванс, был авантюристом только во время своего пребывания во Вьетнаме. Он не рискнул бы культивировать этот экзотический опыт в Соединенных Штатах, но надеялся совершать периодические поездки в Юго-Восточную Азию ради сексуального авантюризма - из которых только некоторые оказались бы с педерастическими целями. Американцы, которые оказываются педерастами-авантюристами на родине, в большинстве своем, как правило, являются молодыми мужчинами, не состоящими в браке, и определяющими себя скорее не педерастами, а эмансипированными бисексуалами-свингерами. Или же они - люди ранее обсуждавшегося типа паидерастии, ушедшие в подполье, чтобы избежать ареста, или же, чьи жизни каким-то другим образом были разрушены, что сделало их более циничными в нашем обществе в отношении необходимости быть осторожными и осмотрительными в своих отношениях с мальчиками.

По профессии Эванс - ученый, работающий долгие часы в условиях сильного стресса. Он не женат, и каждые несколько недель ищет связей с проститутками. День или около того перед подобным общением он отдыхает от работы, прогуливаясь по городу в парках или поблизости от детских площадок - в любом месте, где он может наблюдать за играющими мальчиками-подростками. Он заговаривает с ними до тех пор, пока не найдет мальчика, который немного пофлиртует и будет несколько часов играть с ним в «охоту и погоню». Он не собирается вступать с мальчиком в сексуальную связь, но, когда ему удается найти мальчика, который уже обладает сексуальным опытом с мужчинами и доступен, он играет с этим мальчиком в сексуальное преследование, подобно рыбаку, который любит рыбную ловлю вне зависимости от того, поймает он что-то или нет. В данном случае он рыбак, которому нравится тащить за своей лодкой неуправляемую леску, у которой, возможно, даже нет крючка. Для него, а часто и для мальчика, это сильно возбуждающий сексуальный опыт, создающий эротическое напряжение, которое делает его половой акт с женщиной более приятным. В действительности, лежа в постели с проституткой, он обычно фантазирует о половой связи с мальчиком.

Конечно, человек, который так часто ловит рыбу, может рано или поздно что-либо поймать, даже если он не собирался этого делать. Педераст-авантюрист, которому нравятся сексуальные встречи с мальчиками в отпуске за границей, иногда на родине может насадить на крючок наживку, чтобы оживить игру. Таким образом, подобный авантюризм может привести к тому, что педераст-вуайерист, не решающийся вступать в сексуальные отношения с мальчиками на родине, рискует начать сексуальные заигрывания, когда он находится вдали от дома в другом городе, особенно с мальчиком того же возраста и типа, с которым ему нравится знакомиться в родной местности. От фантазий о сексе с мальчиком, пока он занимается сексом с женщиной, следующим шагом может стать фантазия о половом акте с мальчиком, которого он действительно хочет, при этом он может вступить в сексуальные отношения с мальчиком, который доступен, например с мальчиком-проституткой.

В большинстве крупных городов есть «зоны круиза», которые по ночам полны мужчин, ищущих либо девочку, либо мальчика, и где много мальчиков-подростков, которые ищут для себя либо девочку, либо мужчину. Поскольку авантюрист идет на очевидный риск, делая сексуальные предложения незнакомым мальчикам, можно ожидать, что этот тип педерастов чаще всего оказывается в руках закона. Почему же это не так? Одна из причин заключается в том, что, будучи опытным авантюристом, он может подвергаться меньшему риску полицейского ареста, чем мужчина, у которого есть продолжающиеся нежные отношения с мальчиком, которые легче заметить. Кроме того, умного педераста, изучившего все приемы уклонения от закона, полиции так же трудно поймать, как и профессионального вора, который перемещается из города в город, в отличии от любителя, совершающего серию преступлений дома. Разного рода педерасты-авантюристы очень быстро узнают о местах, наиболее безопасных для «круиза» - маршрута, который зачастую меняется от недели к неделе. Кроме того, поскольку мальчики, ищущие встречи с ними, в равной степени стремятся сохранить в тайне эти секс-игры от родителей и друзей, они фактически являются соучастниками, которые редко доставляют неприятности, если не подвергаются насилию или не разочаровываются. Подобных авантюристов редко арестовывают, если только мальчик или его семья не выдвинут против него обвинение [Schofield (1965), стр. 21, 46]. У полиции нет другого способа поймать такого педераста, кроме как проследить за ним в надежде поймать его на сексуальной связи с мальчиком.

Касимир Духач [например, Dukhasz (1966)] написал серию остроумных романов о приключениях педераста-авантюриста с мальчиками всех типов, большинство из которых разочаровывающе неспособны оправдать ожидании его фантазий. Многие педерасты-авантюристы курсируют по кругу, просто развлекаясь поиском «идеального мальчика». Некоторые нашли этот идеал в тот или иной момент, но мальчики-подростки быстро превращаются в молодых мужчин; так что человек, ищущий эротических развлечений с мальчиками тринадцати или четырнадцати лет, должен постоянно быть в поисках нового мальчика, каким бы приятным не оказался его последний опыт. Эванс, на данный момент, не обманывает себя. Мальчики редко оправдывают его ожидания, а если и оправдывают, то ненадолго, поэтому он получает эротическое наслаждение от этого, своего рода авантюризма, который состоит, в основном, из игривых ухаживаний. Иногда он заходит так далеко, что делает предложение мальчику, чтобы посмотреть, какова будет реакция, даже предлагает деньги в качестве благодарственного подарка мальчику за то, что тот провел несколько часов за игрой с ним. Или иногда он может нанять мальчика, чтобы побродить с ним, и помочь найти другого мальчика, который может заинтересовать его. Очевидно, что Эванс – «авантюрист» только одного типа, потому что по крайней мере 5% педерастов, с которыми мы беседовали, охотятся за мальчиками до тех пор, пока не найдут такого, который ляжет с ними в постель. Иногда, однако, такие авантюристы находят мальчика, с которым они вступают в паидерастические отношения или, когда их «круиз» становится все более беспорядочным, то они могут перейти в следующую категорию.

 

ЧУВСТВЕННАЯ ПЕДЕРАСТИЯ: СПОРТ КОРОЛЕЙ

Авантюризм может привести к чувственной педерастии, которую в некоторых криминальных и тюремных средах часто называют «спортом королей», возможно, намекая на восточных «воспитанных мальчиков», изображаемых в таких романах, как «The Persian Boy / Персидский мальчик» [Renault (1972)] или «Chira Chiralina / Кира Киралина» [Kazantzakis (1953) – тут ошибка, роман принадлежит перу румынского писателя Панаита Истрати вики, прим. п-ка]. Это чувственная педерастия римских императоров, турецких султанов, Ричарда Львиное Сердце или, позже, бухарского эмира, отправившегося в изгнание и захватившего с собой гарем с мальчиками вместо жен. Спортивно-товарищеский тип педераста предается только сексуальной игре, которую желает его мальчик, чувственный же педераст использует мальчиков для собственного удовольствия, как изображено на первых страницах романа Казандзакиса [см выше - прим. п-ка]. Жюль Ромен [Romains (1946), часть 27] описывает сексуальную любовь в Тунисе к юным мальчикам «высокого уровня красоты», чей сексуально провокационный и соблазнительный танец, свобода от запретов и настойчивость в желании посвятить себя эротическим удовольствиям сделали их гораздо более интересными в постели, чем женщины, потому что они обладали большим сексуальным задором и всегда придумывали эротические сюрпризы. Дух такой чувственной педерастии присутствует в древнем лозунге, который все еще часто повторяется: «Женщина для любви и детей, но мальчик для удовольствия» [Edwardes (1959), Mariani (1964), стр.87 и далее].

Чернокожий сутенер, обучающий юных мальчиков подросткового возраста [см. «Boys for Sale» - журнал The Village Voice (New York), февраль, 8, 1973], сообщил, что по его мнению, большой процент его чувственных клиентов-педерастов является пресыщенными гетеросексуалами, ищущими новые виды экзотического удовольствия для своих гостей и себя. Например, они часто хотят одновременно и девочек, и мальчиков. Такое поведение, конечно, коренится в современном сексуальном беспорядке западного общества, в циничном эгоизме, стремлении к удовольствиям, которое легко становится эксплуататорским. Мальчик, считающий девочек только половыми партнёрами, которых можно использовать и выбросить, вполне может стать мужчиной, который готов «делать все ради удовольствия», в духе английского короля из фильма «Lion in Winter / Лев зимой» вики, который сообщил, что он опробовал половой акт с маленьким мальчиком. Такие люди могут вовсе не быть педерастами, а просто чувственными людьми, ищущими новых эротических переживаний только ради любопытства, например, гетеросексуалы, которые бродят по гомосексуальным барам ради получения нового опыта.

Однако сутенеры мальчиков, вероятно, являются педерастами чувственного типа, у которых развился «вкус к молодой плоти», когда они содержались в исправительных учреждениях. Многие гангстеры являются педерастами, по крайней мере время от времени, потому что ни одна среда не является настолько эффективной и соблазнительной в формировании чувственных вкусов педераста, как исправительное учреждение для несовершеннолетних. Такие вкусы и привычки могут также развиться за границей от связей с мальчиками-проститутками, которые хорошо обучены эротическим навыкам, или даже через серию сексуальных сношений с обычным мальчиком, который с нетерпением погружается в сексуальные эксперименты, как показано в ранее упомянутом автобиографическом романе «Кира Киралина», в котором мужчина рассказывает, как быстро и легко его сексуальный юношеский опыт с мужчиной стал чувственным и вызывающим привыкание. О подобном опыте сообщил осторожный и консервативный учитель младших классов средней школы, которого мы назовем Майком Милки - он в течение двадцати лет сдерживал свои педерастические желания, гордясь тем, что никогда в своей жизни не переступал черту незаконной сексуальной активности. Его многочисленные близкие дружеские отношения с мальчиками были целомудренными и платоническими, пока он не столкнулся с мальчиком, чья ненасытная сексуальность сломила все его запреты. Этот его опьяняющий сексуальный опыт с мальчиком, полным сексуального энтузиазма, превратил Майка в чувственного педераста, который смог написать: «Этот чудесный опыт стоит двадцати лет тюрьмы. У нас у обоих произошла какая-то трансформация. Впервые в жизни я открылся для всевозможных новых эротических ощущений. Мои отношения с женщинами стали гораздо более приятными, и мой мальчик теперь является «дамским угодником», перед которым не может устоять ни одна девушка».

 

ПОРОЧНАЯ ЭКСПЛУАТАТОРСКАЯ ПЕДЕРАСТИЯ

   Некоторые педерасты становятся невротиками, садистами, извращенцами, и на самом краю шкалы мы находим ряд педерастов (вероятно, менее 1%), чьё стремление к чувственному удовольствию приводит к тому, что они соблазняют мальчиков, заставляя употреблять наркотики и алкоголь. В действительности, они могут даже похищать мальчиков, жестоко издеваться над ними, заставляя заниматься проституцией. Френчи - сутенер, который, еще будучи мальчиком, занимался проституцией в качестве средства продвижения своей криминальной карьеры. Затем он укрепил свою криминальную репутацию, поставляя известным гангстерам мальчиков, даже в тюрьму. Он наслаждается этим «спортом королей» с самозабвением солдата, который ищет секса в ночь перед битвой. У него нет совести или запретов, поскольку он охотится за сбежавшими мальчиками и девочками, особенно теми, кто бежал из исправительных учреждений и скрывается от полиции, поскольку именно из них получаются самые беспроблемные проститутки.

Френчи развил свои чувственные вкусы педераста в исправительном учреждении, где он стал сутенером мальчиков при обстоятельствах, не очень отличающихся от тех, что описал бывший заключенный канадского учреждения для несовершеннолетних [MacDougal (1968)], рассказавший, как старшие подростки были приучены наслаждаться очень приятными сексуальными отношениями с младшими заключенными, которых они называли «сладкими мальчиками». Такими чувственными и эротически подготовленными мальчики становятся не только в исправительных учреждениях. Некоторые чувственные педерасты-сутенеры, такие как руководитель крупной сети мальчишеской проституции в Риме, в которой участвовали мальчики из семей высшего сословия, происходят из привилегированных семей. Например, один мальчик уходил из своей дорогой частной школы каждую неделю, чтобы, зарабатывая проституцией деньги, купить себе мотоцикл, который его разведенная мать запрещала ему иметь. Эта проституция мальчиков из высшего класса для мужчин из высшего класса гораздо менее заметна для полиции, чем если бы у таких мужчин на яхтах оказались мальчики из низших слоёв общества.

Однако эксплуатируемые мальчики и мальчики-проститутки, как правило, происходят из обездоленных семей и обедневших общин, а их клиентами иногда являются мужчины, которые слишком бедны, чтобы вступать в брак, что напоминает о широко распространенной педерастии среди американских бродяг последнего поколения.

По иронии судьбы, наиболее жестокие формы детской проституции процветают, когда правоохранительные и полицейские действия являются наиболее жесткими, потому что цена на услуги проституток резко возрастает, делая проституцию чрезмерно выгодной как для мальчика, так и для сутенера. Полицейские репрессии против юношеской проституции также, как правило, толкают хастлера-любителя в руки сутенеров, которые начинают их жестоко эксплуатировать [см. Drew and Drake (1969), вместе с примечанием выше, и статью Дж. Греллер (Joyce Greller) – «Baby Pros: The Child Hustler» в журнале Penthouse, февраль 1975.].

 

ФАНТАЗИЙНАЯ И ФЕТИШ-ПЕДЕРАСТИЯ

Также на правой стороне нашей шкалы находятся мужчины, ищущие различные заменители сексуальных контактов, которые они желают осуществить с мальчиками. Например, у мужчин существует культ нижнего белья - подобный тип педерастов размещает рекламу в гей-изданиях, предлагая купить шорты, которые носили мальчики. Другой в значительной степени не замечаемый тип замещающей педерастии включает наблюдение за тем, как мальчикам делают клизмы, что, вероятно, замещает собой анальный половой акт. Такие педерасты сообщают, что многие мальчики в юном возрасте открывают для себя подобную эротическую игру, и что они часто находят небольшие группы подростков, которые ставят друг другу клизмы в качестве замены сексуальных сношений.

В Соединенных Штатах, насколько мы можем судить, являются редкостью, хотя, возможно, они существуют как еще неизведанное подполье, - «Клубы порки», распространенные в некоторых странах, в которых мальчикам хорошо платят за то, что они подчиняются игривым шлепкам. Зарубежный педераст признается, что подобный тип игры является для него заменой анального секса, которого он жаждет. Он говорит: «Ничто так сексуально не заводит некоторых подростков, как шлепки, связывание или игра с наручниками. Мальчик, которого никогда не шлепали, зачастую весьма соблазняется такой перспективой. И мальчики, которые не решаются на фелляцию, даже если они жаждут этого опыта, часто просят их связывать, потому что тогда им кажется, что они с чистой совестью могут свободно наслаждаться подобными эротическими переживаниями». Другой педераст сообщил: «Я слишком порядочен, чтобы позволить себе участвовать в любой иной сексуальной игре с мальчиком, но порка может стать очень приятным эротическим опытом для нас обоих».

Наибольшее предложение педерастической порнографии основывается именно на этом типе фантазийной педерастии. Обе книги [Большинство педерастов считают себя нежными с мальчиками и отвергают садомазохистские книги, но есть большая аудитория читателей, чьи фантазии вращаются вокруг подобного, о чем свидетельствуют такие книги, как Робинсон (1970), Дювер (1967, 1971, 1974) и сотни других подпольных романов об издевательствах в исправительных школах и т.д.] и рисунки в изобилии касаются подобной темы. Такая фантазия, заменяющая эротику, иногда вырастает из племенной игры подростков. Ряд педерастов сообщили, что, когда мальчики-подростки играют в секс-игры без присмотра, она сразу же может скатиться к садомазохизму, особенно у тех, кто опасается экспериментировать с оральным и анальным сексом, который по-настоящему их интригует.

 

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ

 • Нет сомнений, что, помимо описанных выше, имеется множество других типов педерастов. На самом деле, большинство опрошенных педерастов совсем не вписываются ни в одну из вышеперечисленных категорий. В разное время своей жизни каждый из них может представлять различные комбинации этих типов. Опыт каждого человека уникален и представляет собой непрерывный процесс развития от рождения до смерти, причем поведение меняется от этапа к этапу: в период полового созревания, в подростковом возрасте, после вступления в брак и в дальнейшей жизни. Следовательно, разбивка на типы полезна только для того, чтобы начать процесс описания и определения.

• Неправильно рассматривать всех педерастов как людей с эмоциональными нарушениями, которые соблазняют или пристают к подросткам. Хотя среди гетеросексуалов, гомосексуалистов и педерастов есть насильники, убийцы и сутенеры, процент педерастов, занимающихся проституцией, садизмом, убийствами, похищениями людей или наркотиками, вероятно, не превышает процент таких преступников в остальной части населения.

• Ошибочно путать педерастию и гомосексуализм. Однако остается вопрос: есть ли геи-педерасты? Гомосексуальные организации утверждают, что взрослые геи редко связываются с мальчиками, и имеющиеся доказательства, кажется, подтверждают их мнение о том, что ответственным гомосексуалистам можно доверять социальную работу - в качестве приемных родителей или, обучая мальчиков в школе - по крайней мере, также, как и гетеросексуалам можно доверять ту же самую работу с юными девочками и девушками. В то же время, подростки-геи иногда имеют сексуальные отношения со старшими мужчинами. Кто эти мужчины? Вероятно, некоторые из них - геи-гомосексуалисты, у которых развились педерастические вкусы в результате подросткового воспитания. Другие могут быть либо педерастами, либо гомосексуалистами-геями, которые были очарованы и тронуты любовью гомосексуального подростка, который уже осознал, что его сексуально привлекают только мужчины. Однако большинство опрошенных педерастов не привлекают мальчики-геи, потому что они зачастую находят их ревнивыми, страстными и романтичными, в то время как большинство педерастов интересуют только сексуальные заигрывания с нормальными маскулинными мальчиками.

• Существует значительная разница в эротическом опыте разных педерастов. Суррогатный педераст притворяется, что мальчик является женщиной, тогда как чувственный педераст ищет эротические ощущения, отличные от тех, что он может получить от женщин. Педераст паидерастического типа наслаждается сексуальным удовольствием мальчика, с этой целью сублимируя своё собственное, тогда как педераст типа спортивного товарища стремится сублимировать своё желание полового акта грубой игрой, которая может перерасти во взаимную мастурбацию. В любом из этих случаев эротическое удовольствие может быть усилено и изменено фантазией - фактически, значимый эротический опыт может в значительной степени ограничиваться воображением.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ВОЗМОЖНО...

©1976

© COPYRIGHT 2019 ALL RIGHT RESERVED BL-LIT

 

гостевая
ссылки
обратная связь
блог